va1

   

    - 1

В нашем храме имеется кружка для сбора пожертвований на Восстановление порушенных святынь.

   

Календарь  

   

Важное  

   

О бреде согласно определениям психиатрии и учениям святых отцов

Подробности

   Вообще в психиатрии выделено множество различных видов бреда, в которых христианин легко узнает различные страсти. Ниже они будут приведены, но просим, читая их, понимать слово «бред», как сильно действующую страсть, выражающую себя постоянной или частовременной речью, связанной с предметом страсти.
   Руководство по психиатрии: «Бред – суждение и идеи, не соответствующие действительности, овладевающие сознанием больного, не корригируемые при разубеждении и разъяснении, несмотря на очевидную нелепость и противоречие действительности. Бред индуцированный – суждения и идеи, возникающие у родственников и лиц, находящихся в непосредственном контакте с больным и повторяющие тематику бреда пациента».
   Наравне с вышеописанными бредовыми идеями преследования и ревности существуют и другие виды, например, бред величия, воровства, вражеского пленения, высокого происхождения, гибели, греховности, «занятости», изобретения, сутяжный, любовный, эротический, невинности, одержимости, осуждения, самоуничижения, ущерба, фантастический и др. Обратим внимание, что это - «идеи» всех страстей (сребролюбия, гордости, осуждения, блуда, печали, подозрительности и т.д.). Далее приведем краткие описания некоторых из них:
   Учебник по психиатрии: «1. Бред материального ущерба характеризуется ложной убежденностью в том, что окружающие постоянно обворовывают больного, крадут его вещи и деньги, носят его одежду, получают за него по зарплату или пенсию, портят его имущество, морят его голодом. 2. Бред порчи, бред околдования. У больного человека появляется убежденность в том, что он стал жертвой колдовства, «его испортили заговором», «дали выпить какого-то зелья, и он теперь стал совсем немощным», «от него осталась одна только тень», его «сглазили дурные глаза». Такой бред не следует смешивать с суевериями, когда подобные идеи носят характер простого заблуждения и не являются следствием болезни. 3. Бред обвинения, состоит в болезненном убеждении, что окружающие обвиняют человека в каких-то неблаговидных поступках, считают вором, насильником, клеветником, а он «никак не может доказать свою невиновность», ему «все равно не верят», а иногда даже и специально «подстраивают факты». 4. Бред изобретательства выражается в том, что больной убежден, что он сделал выдающееся открытие, изобрел вечный двигатель, открыл причину рака, нашел средство для максимального продления человеческой жизни, изобрел «эликсир вечной молодости», «средство для усовершенствования человеческой породы». 5. Близок к этому бреду и бред реформаторства, когда больной убежден, что «открыл идею преобразования мира» и совершит «гениальную реформу». 6. Бред высокого происхождения заключается в убежденности больного, что он сын всемирно известного писателя, кинозвезды, «последний отпрыск дома Романовых» и т.д., а «те, кто считается сейчас родителями, всего лишь воспитатели», «подставные лица», «родители в условном смысле». 7. Бред богатства заключается в убежденности больного, что он «владелец несметных сокровищ», «обладает всеми золотыми запасами на земле», «ему ничего не стоит подарить каждому студенту по золотой шубе», у него «дом в миллион комнат». 8. Любовный, эротический (сексуальный) бред заключается в том, что больной или больная твердо убеждены в необыкновенно сильной любви к ним какого-то человека, возможно, даже и незнакомого, который «безумно любит на расстоянии». Такие больные настойчиво добиваются встречи с «возлюбленным» или «любимой», буквально преследуют их, все поведение окружающих и особенно «предмета любви», по их мнению, подтверждает правильность их мысли: «Он делает вид, что мы незнакомы, потому что оберегает меня от нападок своей нелюбимой жены», «Она специально надела красное платье, чтобы показать, как сильна ее любовь ко мне», «Он специально женился, чтобы не бросить тень на мою репутацию». 9. Нелепый бред величия (грандиозных размеров) — …«все дети на земле родились от него», «все книги, какие в мире есть, написал я, но только под разными именами», «я один могу сразу съесть десять быков… 10. Бред самоуничижения, самообвинения, виновности, греховности — весьма близкие по клиническому содержанию патологические идеи. О своих мнимых ошибках, несуществующих грехах, несовершенных преступлениях («в жизни не сделано ничего хорошего», «я никуда не годный человек», «вся моя жизнь — сплошная цепь ошибок и преступлений»). Такие больные очень часто убеждены, что своими ошибками и поступками они погубили не только свою жизнь, но и жизнь своих близких, что они «всем в тягость», «объедают окружающих», «не имеют никакого права даже на кусок черствого хлеба». Для них характерно также ожидание наказания, убежденности в его необходимости или неизбежности («я — чудовище, не понимаю, как меня земля держит», «нет такой кары, которая бы соответствовала моим проступкам»)».
   Из публицистического источника: «Во всех остальных отношениях нормально рассуждающие и мыслящие люди вдруг начинают высказывать крайне странные для окружающих идеи, не поддаваясь никаким переубеждениям. Одни, не имея медицинского образования, изобретают "новый" способ лечения, например рака, и все силы отдают борьбе за "внедрение" своего гениального открытия ("бред изобретательства"). Другие разрабатывают проекты совершенствования общественного устройства и готовы на все ради борьбы за счастье человечества ("бред реформаторства"). Третьи поглощены житейскими проблемами: они или круглосуточно "устанавливают" факт неверности своего супруга, в которой, впрочем, и так заведомо убеждены ("бред ревности"), либо, уверенные, что в них все влюблены: назойливо пристают с любовными объяснениями к окружающим ("эротический бред"). Наиболее распространенным является "бред преследования": с человеком якобы плохо обращаются на службе, подсовывают ему самую трудную работу, издеваются, угрожают, начинают преследовать. Интеллектуальное качество и степень "убедительности" бредовых идей зависят от возможностей мышления того, кто ими "захвачен". Обнаружить "бредовый" характер умело излагаемых идей далеко не просто, да и не всегда возможно. Поэтому бредовые интерпретации и положения могут легко "заражать" окружающих, а в руках фанатичных или параноидальных личностей оказываются грозным социальным оружием».
   А вот как выражен бред мирского высокоумия.
   Феофан Затворник (Мысли на каждый день года): «…разные ложные учения, распространяемые учеными, потерявшими истину и сбившимися с пути к ней… у нас расходятся много: иные гласно и открыто идут против истины; другие— под условными намеками, понятными, однако, тем, к кому направляются. В существе они действуют как угар: незаметно входя, омрачают голову и доводят до потери ясного сознания всего окружающего. Кто нахватается этого угара, тот начинает бредить, как сонный, ибо все представляется ему уже совсем не в том виде, как оно есть и как представляется находящемуся в здравом уме».
   В поучениях отцов можно встретить учения, связанные с идеями, выраженными и в речах, и в помыслах. Обычно «бред», выраженный внешним словом, показывает дьявольское прельщение.
   Игнатий Брянчанинов: «Зиму 1828-1829 годов проводил я в Площанской пустыни (Орловская епархия). В то время жил там старец, находившийся в прелести. Он отсек себе кисть руки, полагая исполнить этим евангельскую заповедь, и рассказывал всякому, кому угодно было выслушать его, что отсеченная кисть руки сделалась святыми мощами, что она хранится и чествуется благолепно в Московском Симонове монастыре, что он, старец, находясь в Площанской пустыни в пятистах верстах от Симонова, чувствует, когда Симоновский архимандрит с братией прикладываются к руке. Со старцем делалось содрогание, причем он начинал шипеть очень громко; он признавал это явление плодом молитвы, но зрителям оно представлялось извращением, достойным лишь сожаления и смеха. Дети, жившие в монастыре по сиротству, забавлялись этим явлением и копировали его перед глазами старца. Старец приходил в гнев, кидался то на одного, то на другого мальчика, трепал их за волосы. Никто из почтенных иноков обители не мог уверить прельщенного, что он находится в ложном достоянии, в душевном расстройстве».
   Лавсаик (Об Авраамии): «Некто Авраамий, родом египтянин, рачительный монах, вел в пустыне жизнь весьма суровую и строгую, но ум его поражен был крайним самомнением. Пришедши в церковь, он вступил в спор с пресвитерами и говорил: «Я сам рукоположен в нынешнюю ночь в пресвитера Самим Иисусом Христом, и вы должны принять меня как пресвитера, готового священнодействовать». Святые отцы вывели его из пустыни и, заставив вести иную, более простую жизнь, исцелили его от гордости. Приведши Авраамия в сознание собственной немощи, они доказали, что сей пустынник обольщен был демоном гордости, и святыми своими молитвами восстановили его в прежнюю добродетельную жизнь».
   Что касается мысленного бреда, тот вот как описан страстный мечтательный помысел тщеславия:
   Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.11, гл.15): «На иного напускает (тщеславие) желание священства или диаконства, рисуя ему в мысли, что он с такою святостью и строгостью исполнял бы тогда свое дело, что и прочим священникам мог бы послужить примером святости, а, кроме того, многим доставил бы пользу и своим поведением и сказыванием поучений. Иногда и того, кто живет в пустыни, или уединенничает в келии, заставляет оно (тщеславие) мечтать в уме своем, будто он обходит дома разных лиц и монастыри и действием своих воображаемых убеждений многих обращает на путь должной жизни. И водится таким образом бедная душа туда и сюда такою суетностью, бредя как бы в глубоком сне, и, увлеченная сладостью таких помышлений и такими мечтами исполненная, большею частью бывает не в состоянии замечать ни своих действий, ни присутствия братий, если б они в самом деле были пред глазами, будучи вся сладостно погружена, как в истинно происходящее, в то, чем, не спя, бредит, как во сне, в блуждании помыслов своих».
   Вообще в христианском учении считается, что мышление грешника имеет образ бреда.
   Игнатий Брянчанинов (Письма к мирянам): «Падший человек – “ложь”, и из умствований его составился “лжеименный разум”, т.е. образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющие только наружность разума, а в сущности своей – шатание, бред, беснование ума, пораженного смертною язвою греха и падения».
   Так, что все мы имеем аналогичное страстное состояние, только у алкоголиков и у людей, уже явно охваченных страстями, эти проявления имеют ярко выраженный характер - произносят бред внешним словом и воспринимают его уже как реальность. У таких людей бред уже явно выражен, и это означает, что когда-то враг рода человеческого внушал это человеку, особенно если он уже имел, например, сильно выраженную страсть гордости, и человек принял эти внушения и поверил им. Вот как об этом же говорят психиатры:
   Руководство по психиатрии: «Бредовый психоз… - заболевание, которое развивается, как правило, у лиц, прежде отличавшихся активностью, настойчивостью, высокомерием, обостренной нетерпимостью к несправедливости. У них отчетливо выступают и такие черты личности, как самонадеянность, скрытность, требовательность и недоверчивость к окружающим, прагматизм, склонность к морализаторству (нравоучительности)».
   Что касается страсти блуда, то, например, ревностный бред проявляется после того, как человек, как правило, с подачи врага, уже мечтал и долго думал об измене. Со временем эти мечтания и подозрения стали «реальными» для ревнивца.
   Цитата из медицинского источника: «В ряде случаев бред супружеской неверности возникает после острых алкогольных психозов (делириев и реже галлюцинозов), при которых содержанием зрительных или вербальных галлюцинаций были сцены измены жены».
   Те, в ком нет еще такой силы страстей, те могут иметь страстный бред в мыслях, но останавливают их ход, понимая, что это их фантазии или переключаются на другие мысли или события. Что касается вопроса, что бред является расстройством мышления, то кратко обозначим несколько характерных черт бреда, и возможно некоторые из нас будут удивлены, прочитав нижеизложенное, т.к. увидят страстное состояние своего мышления.
   Бред является подозрением. И, к сожалению, многие из нас то же самое видят у себя.
   В бреду, человек вслух произносит свои мысли, которые являются не только рассуждением, но и монологом. И опять таки, к сожалению, каждый из нас может сказать, что практически постоянно, внутри, в уме он делает то же самое: говорит сам с собою или с воображаемыми собеседниками.
   Бредовые психозы сопровождаются различными страхами. Эти же страхи, но только в меньшей выраженной степени, держат практически всех людей, например: чревоугодник боится остаться голодным, блудник, боится лишиться телесного сладострастия или имеет ревность, сребролюбец боится потерять деньги и остаться нищим, печальный боится скорбных обстоятельств, тщеславный боится быть смешным или бесславным, гордец боится унижений, все грешники боятся смерти и т.п. Как видим, эти различные идеи страхом относятся к выражению всех страстей.
   Что касается бредовых психозов при алкоголизме, то это напоминает «горячку страстей» (это выражение можно встретить, например, у Иоанна Кассиана и Иоанна Златоуста), когда под действием порока открыто проявляется какая-либо страсть, а в данном случае, страсть подозрительности и блудная страсть проявляются под действием порока пьянства.
   Максим Грек (Слово 2): «…человек, пристрастившийся к пьянству, будучи сильно нагружен вином, бесчинствует во всем и говорит неподобное, и честных и благопристойных считает бесчестными и непристойными, и ни в чем нисколько не имеет здравого рассудка».